воскресенье, 26 июля 2015 г.

Гербарий в книгах

Засушенные цветы - прекрасный материал для декора, украшений, изящных поделок. Но есть что-то особенно магическое в деликатно засушенных растениях между книжных страниц.
Так, перевернув лист и найдя хрупкий листок или цветок, начинаешь невольно фантазировать и сочинять историю, кто бы мог положить в книгу растение и оставить там другим читателям.










четверг, 23 июля 2015 г.

Как я была сквоттером в Амстердаме

До сих пор помню ощущение липкого холода, когда владелец квартиры, которую мы сняли, сообщил, что въехать можно через пару дней. Какие, к черту, пару дней, если мы уже разорвали контракт с хозяевами предыдущей квартиры?  «Вы можете даже вещи уже завезти, а въедете чуть позже. Буквально через три-четыре дня. Предыдущие ребята оплатили до конца недели», - извинялся хозяин. Я шла от него на ватных ногах.  Был уже вечер. Куда теперь? Первую ночь просидели на железнодорожном вокзале Амстердама. Утром муж позвонил одному из своих друзей, тот взял нас на день в студенческую общагу. Можно было помыться, отоспаться, и искать следующее место для ночлега. Оставаться в студенческой комнате не получалось:  там и так тусило слишком много студентов. Муж кому-то звонил из телефона-автомата. Друг мужа старался успокоить меня: «Не переживай,  Таш, сейчас вообще не холодно! И это пару дней такая хрень, потом все будет окей.»
- Короче, пока ничего не получается,- сообщил муж, - но ребята пригласили на house party в клуб VrisHuis America. 

В середине 90-х в Амстердаме было много подпольных заведений, клубов в складских портовых помещениях, заброшенных фабриках, на индустриальных территориях: крутейшие места Silo и Westerngasfabriek. Все вместе мы отправились на хаус пати. Нет, я никогда не была раньше на таких мероприятиях. Мне было очень непривычно и жутко от происходящего. Потому что всего несколько месяцев назад я приехала в Амстердам к своему мужу, покинула бедный, но уютный и знакомый с рождения Киев, привычный образ жизни девочки из благополучной семьи с Печерска. По прилету у меня было с собой триста долларов, собранных всей семьей и уверенность, что все будет хорошо.
Если спросить меня, почему мы не сняли комнату в отеле, тут все просто: не было денег. Не знаю, были ли в то время уже хостелы. Почему не поехали к родителям мужа – не уверена, был ли об этом вообще разговор. Возможно, муж решил не превращать наши проблемы в родительские.
В огромном складском здании было очень людно, душно, и шумно.  Патрик - муж, говорил с какими-то парнями, слушал группу и, казалось, не особо переживал из-за ситуации.  Потом он прокричал мне в ухо, что можно пойти с его друзьями Кеннетом и Франком к ним домой и оставаться сколько нужно. Камень упал с души, жизнь наладилась. Правда, ненадолго.
Когда мы пришли к дому ребят, я потеряла дар речи. Это было старое большое здание, явно нежилое, все расписанное граффити старом  районе города.
-Ебать-колотить, Патрик, это что?- взвыла я громким шепотом.
-Это сквот, Таш. Пустое здание, где живут студенты в основном. Не могут найти дешевое жилье. 

Парни, Кеннет и Франк, шли уверенно, как к себе домой.  Внутри было темно, но слышны голоса, кто-то ходил, разговаривал.  Нас провели в комнату. На самом деле это была обычная гостиная со старым диваном, столом, сделанным из ящиков и досок, обои были ободраны, висели какие-то плакаты, рисунки. В целом это была просто очень скромно обставленная комната, она не производила впечатление помойки. Ребята, сидевшие там, пара парней и несколько девушек были приветливы и дружелюбны. Забавно, что окна были не выбиты, застеклены, и занавешены самодельными шторами.



Кто-то организовал для нас спальники, принесли жареный рис, уже через пару часов я стала отходить от шока.  Оказалось, что умельцы даже сделали в доме нелегально электричество. На этаже была ванная комната и жуткий туалет.
Я так устала, что практически сразу уснула на спальнике, натянув капюшон куртки на лицо. Постоянно казалось, что кто-то шуршит по углам. Было страшно, что это крысы. Но Патрик успокоил меня, сказав, что крыс тут нет. Есть мыши. И котики.
В этом доме мы пробыли два дня. На третий муж связался с хозяином квартиры, и, оказалось, что мы можем въезжать. 


Такой опыт мне очень пригодился в будущем. Один раз мне пришлось ночевать в заброшенном лондонском особняке, а много лет спустя – прожить три месяца без газа и электричества в разнесенной в пух и прах,  квартире. Но это уже другие истории.